Недавно 2017 год был объявлен Годом экологии в России, что предоставляет прекрасную возможность донести актуальность экологических проблем до общественности и создать резонанс для столь необходимой революции зеленых технологий в стране, которая богата природными ресурсами и высококвалифицированной рабочей силой.

Когда Владимир Путин подписал одно из первых распоряжений 2016 года, о проведении Года охраны окружающей среды в Российской Федерации в 2017 году, это произошло на фоне многих перспективных направлений, способствующих расширению сферы использования возобновляемых источников энергии.

 

 

Конференция Организации Объединенных Наций по изменению климата (COP21), состоявшаяся в Париже в декабре 2015 года, установила новую программу по сокращению выбросов, которая хоть и не содержит строгие юридические обязательства, всё же вселяет в экологических активистов надежду. Кроме того, текущая цена на нефть провоцирует резкий спад добычи углеводородов. Множество проектов, в том числе многие проекты по добыче сланцевой нефти, экономически нежизнеспособных, дополнительно способствуют растущей привлекательности возобновляемых источников энергии.

Россия нуждается в базовом соглашении с ООН в рамках эффективной реализации намеченных планов, учитывая плачевное состояние окружающей среды в стране. За последние четыре десятилетия средняя годовая температура в России поднялась на 0,04°С, это более чем в два раза в среднем по миру.

 



По состоянию на 2015 год, использование возобновляемых источников энергии за исключением крупных ГЭС, составляет менее 1 процента генерирующих мощностей России. Если бы нужно было включать в себя крупные ГЭС, число увеличивается до 17 процентов - больше, чем во Франции или Великобритании. Однако, когда дело доходит до ветра, солнца и частично геотермальной энергии, потенциал этих возобновляемых источников России ужасающе недостаточно развит. Приблизительно 10 процентов населения России не имеет доступа к централизованному электроснабжению, в том числе и многие жители дачных поселений (около 16 миллионов семей имеют собственные загородные дома), что образовывает широкий круг потенциальных потребителей возобновляемых источников энергии, особенно ввиду убыточности импорта дизельного топлива и угля на изолированных участках.

Охрана окружающей среды представляет собой многогранное явление, но при подготовке повестки дня в следующем году, власти должны принять меры по содействию в использовании возобновляемых источников энергии. Хотя обилие ископаемого топлива в России не будет в полной мере задействовано даже через сто лет, Москва должна принять все надлежащие меры, чтобы не оставаться в стороне от новой технологической революции - возобновляемых источников энергии.

 

 

Россия обладает одним неоспоримых преимуществ - высококвалифицированная рабочая сила, которая извлекает выгоду из многих достижений советской эпохи. Россия был первой, кто начал строительство коммунальных ветровых турбин. Впоследствии, в послевоенный советский период, стране удалось построить 7000 небольших гидрогенерирующих систем по всей стране и ввести в эксплуатацию первую в мире ПЭС (приливная электростанция).

Теоретически, производство солнечной энергии в России должно быть одним из наименее экономически рациональных секторов возобновляемых источников энергии. Тем не менее, за последние два года солнечная энергетика показала заметный рост, в немалой степени из-за интереса бизнесменов, близких к Кремлю. Виктор Вексельберг, гендиректор ГК «Ренова», и Анатолий Чубайс, глава «Роснано», инвестировали значительные средства в ООО «Хевел», компании-производителя солнечных панелей, основанной в Чувашии, и достаточно удивительно, что во время тендеров, проводимых в 2014-2015 годах, солнечная энергия превзошла ветровую и геотермальной с проектным портфелем в почти 1200 МВт установленной мощности. Юго-западная часть России, особенно на Северном Кавказе, регионы Черного и Каспийского морей, а также Южной Сибири и на Дальнем Востоке, представляют собой наиболее прибыльные зоны для солнечного развития со средним уровнем излучения 1400 кВт · ч / м2 в год - примерно такой же, как в самых солнечных точках Баварии.

 

 

Хотя мощность выработки геотермальной энергии в России выросла в три раза за последнее десятилетие до 82 МВт, ее текущий уровень развития отстает от ее потенциала (малые латиноамериканские страны, такие как Сальвадор или Коста-Рика, имеют почти в два раза больше). Благодаря большому количеству геотермальных источников, доступных на Северном Кавказе, на Камчатке или Курилах, Россия потенциально может конкурировать с ведущими мировыми державами (с 3,4 ГВт генерирующих мощностей).

На самом деле, в России геотермальная изобилие таково, что так же, как эквадорское правительство сделало относительно Галапагосских островов, Москва могла бы объявить о создании зоны, свободной от ископаемого топлива на Камчатке и Курильских островах, с мощностью совместного выработки электроэнергии 2 ГВт. До сих пор не проводилось никаких переговоров создания зоны, свободной от ископаемого топлива, в России, тем более, что это означало бы введение регионального или федерального налога на выбросы углерода.

 

 

Потенциалу возобновляемых источников энергии в России не уделялось должного внимания в значительной степени из-за отсутствия последовательной политики.

Администрация Дмитрия Медведева, с его активным продвижением новых технологий, была первой в истории современной России, кто кодифицировал ощутимую, хотя и юридически необязательную, цель по использованию возобновляемых источников энергии - 4,5 процента всего производства электроэнергии (более или менее соответствующее с текущей глобальной в среднем), которые должны быть достигнуты к 2020 году.

С тех пор, несмотря на недостигнутую предварительную цель на 2010 год (2,5 процента), не осуществлялось никаких институциональных преобразований. За исключением шестилетнего оперативного плана Министерства по развитию энергетики, который предсказывал ввод в эксплуатацию 5,87 ГВт возобновляемых источников энергии к 2020 г. План предусматривает, что энергия ветра должна стать ведущим центром новых проектов. Тем не менее, из предполагаемых 3,6 ГВт мощности энергии ветра для установки к 2020 году, до сегодняшнего дня было установлено ветрогенераторов только 190 МВт. Тендеры на солнечную энергетику уже не покрывают 80 процентов своих соответствующих целей до 2020 года.

 

 

Одним из многочисленных препятствий, стоящих на пути возобновляемых источников энергии является нефтегазовое лобби, которое находится под крылом правительства. Для того чтобы создать сектор возобновляемых источников энергии на прочной основе, Кремль должен создать новый руководящий орган. Но правительство предпочитает работать с уже проверенными временем компетентными технократами, которые не подвержены внешнему вмешательству, даже если они со стороны бывших и нынешних чиновников Кремля.

В тесной координации с федеральными органами власти, региональные органы власти должны подписать долгосрочные тарифные обязательства, чтобы потенциально заинтересованные энергетические компании знали чего ожидать. В связи с этим, вероятно, самая трудная часть столь необходимого толчка для возобновляемых источников энергии будет цена на электроэнергию, так как в настоящее время внутренние цены на газ не являются прозрачными и значительно ниже рыночного уровня. Если лобби Газпрома окажется слишком интенсивным, использование возобновляемых источников энергии может быть сокращено до территорий, где экономически невыгодно использовать ископаемое топливо.

 

 

Информирование общественности относительно глобального потепления и неминуемости «зеленой» революции оставляет желать лучшего - среди 40 стран, опрошенных Pew Global в 2015 году, только жители Польши, Украины, Израиля и Китая были менее обеспокоены изменением климата, чем россияне (22 процента). Например, разделение отходов по-прежнему имеет мизерный шанс на полноценную реализацию для российских городов; даже москвичи не имеют комплексную платформу утилизации, только общие объединения по интересам. Это резко контрастирует с большинством западных стран, где изменение климата обозначили в качестве одной из главных глобальных угроз.

Год окружающей среды предоставляет прекрасную возможность довести до сведения общественности экологические проблемы. Принимая во внимание предстоящее окончание нефтяной эпохи и технологической отсталости России в области зеленой, не загрязняющей окружающую среду, энергии (без учета гидроэлектростанций).

 

 

Принимая во внимание тщетность предыдущих попыток продвижения экологически чистой энергии и технологий, а также текущее состояние праздности, большинство установленных правительством целей не будут достигнуты к 2020 году. Ещё не поздно изменить ситуацию, но, для того, чтобы это произошло, необходимы быстрые и активные действия в этом направлении.